AdMe
AdMe

Я кормлю сына тем, что ему нравится, и расскажу, почему мнение сторонников правильного питания пропускаю мимо ушей

Одно из самых ярких воспоминаний моего детства — обед в садике. Все дети скачут по группе, а я сижу в слезах и соплях и обреченно ковыряю рыбную котлетку. Меня тошнит от одного запаха, но, пока не доем, воспитательницы меня из-за стола не выпустят. Рядом шваркает тряпкой по полу нянечка и ворчит: «Жуй, фифа балованная, а не то я тебе помогу». Когда у меня родился сын, я поклялась, что никому не позволю поступать с ним так. Кто же знал, что бороться придется в первую очередь с собой.

Меня зовут Юлия, и специально для ADME я решила разобраться в том, почему мы идем на поводу у предрассудков и считаем, что впихнуть в ребенка еду важнее, чем уважать в нем человека со своими личными границами.

Питание — одна из главных тем в кругу мам малышей. Будь это форум в интернете или разговор двух подружек в мессенджере, компания на детской площадке или очередь в поликлинике, мамочки с гордостью описывают, чем кормили карапузов, хвастаются аппетитом, обсуждают рост и вес, обмениваются ссылками на рекомендации врачей и диетологов. Если изо дня в день участвуешь в таких разговорах, сложно не подключиться к общему ажиотажу. Мнение о том, что здоровый малыш сам чувствует потребности своего организма, не пользуется особой популярностью.

Заботливая мама должна хорошо кормить ребенка, впихивая в него все положенные продукты в нужном количестве. Только она знает, что ребенку необходимо, как часто, сколько и что именно ему следует есть. Она здесь главная. Манипуляции и уловки начинаются с того момента, как малыш выплюнет первую ложку своего пюре. Мы будем отвлекать его, убалтывать и даже ругать, считая, что написанные когда-то нормы гораздо важнее желаний конкретного маленького человека. Задумываемся ли мы о том, что такой заботой сбиваем те внутренние тонкие настройки, позволяющие малышу слушать потребности своего тела и доверять им?

Заставляя поесть ребенка, который заболел, находится в стрессовом состоянии от перемены обстановки или климата, мы стараемся заглушить собственные переживания и тревоги, взять в руки контроль над ситуацией. Мы не считаем нужным учитывать то, что снижение аппетита в перечисленных обстоятельствах — нормально. На самом деле это не ребенку нужно съесть тарелку бульона, а нам хочется успокоиться.

Принуждая кушать, пусть даже уговорами, мы, как бы пафосно это ни звучало, нарушаем личные границы. Такой опыт — ясный сигнал для ребенка, что авторитету и силе взрослого невозможно противостоять. Особенно остро он воспринимается малышом в период кризиса 3 лет, когда дети пытаются осознать себя самостоятельной личностью и проявить свою волю.

Мой сын в 3 года отказался есть по утрам кашу. До этого уплетал за обе щеки, а тут как отрезало. Все бы ничего, но мы в это время жили у бабушки и слова «надо» и «правильно» звучали в доме по триста раз на дню. Каша по утрам стала камнем преткновения. Есть ее было необходимо — никакие йогурты, мюсли, творожки или блинчики не могут заменить ребенку тарелку теплой овсянки. Точка.

Я пыталась отстоять для сына свободу выбора, но атака шла по всем фронтам — моя мамочка несчастно вздыхала, вскакивала с утра пораньше, чтобы сварить кашку и поставить на стол рядом с нами. Хватаясь за сердце, она просила съесть всего пару ложек ради ее спокойствия. И да, однажды я дрогнула и мы стали уговаривать сына на два голоса. И я ведь не одна такая, кто поддался давлению родственников.

  • В моем детстве со всех сторон на маму сыпалось: «Она у тебя совсем зеленая! Надо ее кормить, хочет не хочет — неважно. Посадила и заставила». Бабушка считала, что кормить надо на убой, и за столом говорила: «Клади ей больше. Нет, не две ложки, надо три! И мяса не кусок, а два!» И она же, когда ей клали пол-ложки пюре, восклицала: «Хватит, хватит, хватит! Я больше не съем!» © Hmuriena / Pikabu

Заставляют есть детей и в детских садах. Хотя ни в одной должностной инструкции, ни у воспитательниц, ни у нянечек, нет указаний, что они должны проконтролировать, чтобы ребенок съел все.

  • Когда родители привели меня в детский сад, они предупредили воспитателей, что если я буду что-то не доедать, то заставлять не надо. Однажды на первое был жирный суп с большим количеством лука. Подходит молодая воспитательница и с улыбкой говорит: «Детка, а почему супчик не съела?» Ведет меня с этой тарелкой обратно к обеденному столику и направляет мне ко рту ложку: «Открывай ротик!» © Natalia07 / Pikabu

И у воспитательниц, и у многих старших родственников в голове четкая картина мира, в которой игнорировать вкусы и желания ребенка — нормально. Если ребенок не ест вареный лук, то его все равно надо уговорить попробовать, замаскировать овощ в блюде или пообещать наказать за то, что он капризничает. А если не захотел со всеми обедать, то пусть ждет до ужина, чтобы не выходил из режима.

Мы спокойно относимся к идее того, что все взрослые — разные. У кого-то нет аппетита по утрам, кто-то ест часто, но маленькими порциями, кто-то уснуть не может, если не выпил чаю. Взрослым позволено вылавливать тот же лук из супа и не брать в столовой печенку. Дети же, по мнению некоторых, дрессируемы: достаточно приучить их к определенному порядку, заставить пару раз съесть то, что они не любят, и все пойдет как по маслу.

Когда мы решаем за ребенка, голоден он или нет, выбираем, что и сколько он съест, мы мешаем ему чувствовать свои потребности. Пусть это выглядит как забота, но по сути это навязывание детям наших представлений об их нуждах. Помните анекдот, когда мама зовет ребенка с прогулки и он спрашивает ее:

— Мама, я замерз?

— Нет, ты хочешь кушать.

На самом деле не смешно.

Вокруг еды создается невиданное напряжение — ругань, ссоры, наказания, подкуп, шантаж. И со временем такие простые связки, как «я голоден — я поем», «я ем, пока не наемся», «мой организм нуждается в определенной пище», оказываются нарушены.

В институте у меня была подруга, которая запросто могла свалиться в голодный обморок потому, что ей никто не напомнил о том, что надо поесть. Привыкнув слушать бабушкины причитания по поводу еды, сигналы своего организма она игнорировала напрочь.

  • Четверть века не могу перебороть воспитание от сразу двух своих теток: есть, пока на тарелке не будет пусто. Всегда был пухлым, что ничего хорошего за собой не потянуло. 4 года, как слежу за питанием, контролирую, что поступает в мой организм, и все еще могу по праздникам наесться так, что желудок от количества еды заболит. Просто нет стопора. © xotoi / Pikabu

А походы в гости? Некоторые радушные хозяйки и со взрослыми-то иногда не особо считаются.

  • У меня аллергия на лактозу, мед и лук. Не ем свинину. На торжествах в меня это пытаются запихнуть. Когда говорю, что у меня аллергия, утверждают, что я себе надумываю. © king_and_jester / Twitter

Приехали в гости к тетушке. Родственница говорит: «Вот блинчики, специально для вас пекла, полдня стояла у плиты!» А сын, поросенок: «Не хочу, не буду, уберите!» Я ему шиплю: «Не позорь меня, ешь», взываю к его совести, ведь тетя старалась, а он в ответ возьми да и выдай: «Но я же ее не просил. Я блинчиков не хочу».

Я воспитана мамой и бабушкой так, что в гостях неприлично не хотеть. Есть такое слово «надо». Нельзя обижать хозяев, которые для тебя старались. Пришлось снова бороться с собой и напоминать себе же, что даже у специалистов по этикету нет такого правила, что гость обязан съесть все, что ему подадут. Вместо этого существуют рекомендации, как вежливо отказаться. Вот этому и следует учить ребенка, а не мужеству перед плошкой с салатом оливье.

Свекровь считает, что сына я избаловала — в обед он может отказаться есть суп, на ужин ему подавай сырники, хотя все едят макароны. И обе бабушки прямо кудахчут от того, что на завтрак ему полагается тарелка хлопьев с молоком, а не каша или яичница.

Вхожая в дом подруга недоумевает, отчего я советуюсь, что приготовить на следующий день, не только с мужем, но и с ребенком: «Что значит он не хочет? Вы его кормите, и пусть спасибо скажет». И ведь не то чтобы у нее в голове была картинка, что детей кормят из милости, она сама нежная и заботливая и в остальном весьма современная мама, но в такие моменты как будто тумблер в голове какой-то срабатывает.

А я думаю, что все делаю правильно, потому что уверена, что, когда сын вырастет и станет жить один, мне не придется бегать к нему с судочками, то и дело звонить и интересоваться, поела ли моя кровиночка. Мой ребенок уже сейчас способен сам подумать, что он хочет, и интересуется готовкой, потому что еда ему не враг, а мама — не повар, диетолог и официантка в одном лице. А еще мне удалось взять себя в руки и не дать всей этой суете вокруг еды сломать представления ребенка о личных границах. Он знает, что имеет право не хотеть и заставлять его что-то делать шантажом и манипуляциями — неправильно.

А вы как считаете, надо ли кормить детей через их «не хочу»? Действительно ли, заставляя съесть ложечку за маму, мы продавливаем границы ребенка?

Фото на превью Depositphotos.com
AdMe/Семья/Я кормлю сына тем, что ему нравится, и расскажу, почему мнение сторонников правильного питания пропускаю мимо ушей
Поделиться этой статьёй
Возможно, вам понравятся эти статьи