Действительно ли русская классика — литература «не для всех». И почему мы так не любили читать книги по школьной программе

Культура
2 года назад

В начальных классах все еще легко и просто: мы учим стихотворения Маршака и Барто, читаем рассказы про Дениску и следим за приключениями Незнайки. Но через несколько лет наступает время серьезной литературы — произведений Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Тургенева, Достоевского и Толстого. В итоге интерес к чтению часто сходит на нет. То ли из-за обилия устаревших слов в текстах и «многоэтажных» предложений, то ли потому, что эти произведения детям пока еще не по возрасту.

Многие из нас в ADME тоже всегда читали "мимо школьной программы". И сейчас нам стало интересно, почему же нам так и не смогли привить любовь к отечественной классике.

«Мне всегда казалась странной подборка литературы, рекомендуемой к изучению в школе. Длинный список на лето тоже помню, но у нас была прекрасная учительница, которая спокойно относилась к тому, что мы не читали практически ничего из него. Зато она просила, чтобы мы составляли списки того, что прочитывали. В моем случае это была огромная подборка фантастики, которой дома были уставлены все полки. „Войну и мир“ я так и не осилила и, честно говоря, не собираюсь».

Классику часто воспринимают как непонятную «нудятину»

Многие школьники не готовы рассуждать о том, почему Чацкий не вписался в светское общество, и переживать из-за «трагедии маленького человека» в произведениях Достоевского. Именно поэтому тех, кто действительно любит читать, часто тянет на приключенческую литературу — с динамичным сюжетом и героями, которым действительно хочется подражать.

«Азимов, Муркок и Хайнлайн затягивают с первых строк. Читая, ты сопереживаешь героям и представляешь себя на их месте. А Онегин или Каренина — ну не могу я им хоть как-то сопереживать. Да, я прекрасно понимаю, что в их время было принято делать именно так, но почему я должна сейчас это читать и пытаться понять мотивацию героев? Как мне это в дальнейшей жизни поможет?»

А еще классические произведения могут тяжело восприниматься из-за обилия устаревших слов. Вспомните хотя бы, как описывается обычное утро главного героя в бессмертном «Евгении Онегине».

«Покамест в утреннем уборе,
Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар
И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед».

Если еще предыдущее школьное поколение худо-бедно продиралось через подобные лексические конструкции, то нынешним ученикам приходится гораздо сложнее. Время идет, язык меняется, и некоторые слова окончательно уходят в прошлое.

Многие произведения действительно не предназначены для детей

Взять хотя бы «Муму». Над страницами произведения о несчастной собачке полагается рыдать в 5-м классе. И вот уже несколько поколений школьников недоумевают, почему так несправедливо поступили с Муму, ругают барыню и толком не знают, как относиться к Герасиму. Понятно, что крепостной не смел ослушаться и нарушить приказ, но неужели он не мог просто отдать кому-нибудь собаку или увезти ее подальше от своей хозяйки?

Памятник Муму в городе Онфлёр (Франция). Проект Юрия Грымова и Владимира Цеслера.

Но истинная подоплека рассказа с 5-классниками, конечно, не обсуждается. Школьники просто не знают, что в образе властной и несправедливой помещицы писатель Иван Тургенев вывел свою мать.

«Мне нечем помянуть моего детства, — говорил сам Тургенев. — Ни одного светлого воспоминания. Матери я боялся как огня».

Вот и получается, что «рассказ о собачке» превращается в настоящую исповедь о токсичной матери и неспособности близких людей ослушаться ее. Но об этом с 11-летними детьми вряд ли поговоришь.

Можно ли приучить детей читать

Создатель международной читательской подростковой олимпиады «PROчитай» Екатерина Асонова отмечает: «Нужно понимать, что, когда мы говорим: „Дети читают!“, мы имеем в виду достаточно узкую прослойку людей. Потому что в целом население читает не очень много. И никогда много не читало. Более того, если все сейчас сядут читать, нам есть будет нечего, электричество пропадет, транспорт остановится. Потому что чтение художественной литературы — это роскошь и гедонизм. Вот у вас есть время сесть и прочитать „Сагу о Форсайтах“?»

Сейчас говорится о том, что в школе лучше воспитывать «эстетического юзера», или пользователя искусства, который не обязательно будет любить классическую литературу, но при этом будет хорошо ориентироваться в ней и знать все основные сюжеты. Повзрослев, он сможет разбираться в театральных постановках, посещать музеи и сравнивать оригинальные произведения с их экранизациями.

Доцент кафедры русской литературы Московского городского педагогического университета Ирина Мурзак считает, что нет ничего страшного в том, что всем нам нравится разная литература, а кто-то и вовсе сыплет цитатами из сериалов. Но все-таки дети должны понимать, что именно в классике есть художественные образы, которые транслируются из поколения в поколение. «У Толстого или Достоевского образы такой силы и глубины, что их произведения никогда не уйдут из поля культуры, будут ставить спектакли, снимать фильмы, их книги будут читать всегда. Помните земной шар, покрытый мелкими капельками в „Войне и мире“ или знаменитую „слезинку ребенка“?»

Зачем читать книгу, если уже посмотрел фильм

Конечно, это один из самых простых (и интересных!) способов познакомиться с классикой. Не надо продираться через скучные «многоэтажные» описания природы и заморачиваться насчет действий героев. Вот же они — на экране. Некоторые их фразы мы даже с удовольствием растаскиваем на цитаты. Помните, как Олег Табаков в образе Обломова кричит: «Заха-а-ар!»?

Однако и в этом случае есть свои подводные камни. Наверняка вы смотрели «Жестокий романс», снятый по мотивам пьесы «Бесприданница». Именно по нему многие и судят о знаменитом произведении Александра Островского. Вот только эта кинолента была принята критиками в штыки как раз из-за изменений, внесенных в сюжет пьесы и образы героев.

Одними из самых точных экранизаций часто называют работы режиссера Владимира Бортко. Именно он подарил нам фильмы «Мастер и Маргарита», «Идиот» и «Собачье сердце».

В цифровую эпоху знакомиться с классикой гораздо интереснее

Конечно, в школе наша любовь к литературе во многом зависит от педагога. Некоторым из нас интерес к ней благополучно отбили на скучных занятиях. А у кого-то была учительница, которая увлеченно цитировала Лермонтова, но при этом ненавидела Цветаеву и Пастернака.

«У меня были периоды интереса к определенному жанру. В 6–7-м классах прочла всего Достоевского (интересовали внутрисемейные отношения), но учитель литературы при моей попытке обсудить какое-то его произведение не из школьной программы меня просто оборвала: „Не читала, мне Достоевский не нравится“».

Еще один больной вопрос — это домашние задания по литературе. С появлением интернета биографию писателя и анализ произведения легко можно взять из «Википедии» и прочих тематических ресурсов.

И это отличный повод дать школьникам не обычное, а творческое задание. Например, не написать реферат по творчеству Куприна, а самостоятельно разобраться в том, что означает эпиграф в «Гранатовом браслете». Там ведь просто стоит отсылка к сонате Бетховена: L. van Beethoven. 2 Son. (ор. 2, N 2). Largo Appassionatu.

Многие педагоги сейчас пробуют объяснить школьникам проблемы, заключенные в классических произведениях, на понятном современным детям языке. Например, объясняют, почему Онегин похож на хипстера, или предлагают завести в Instagram страницу литературного героя.

А если объяснения учителя показались скучными или непонятными, можно немного погуглить и быстро восполнить пробелы в знаниях. Например, писатель и журналист Дмитрий Быков в рамках проекта «Открытый урок» разбирает вместе со школьниками самые известные классические произведения, а также читает лекции по литературе.

Может, пора перечитать классику?

В советское время было модно коллекционировать собрания сочинений отечественных и зарубежных классиков. Конечно, нередко все эти тома стояли в шкафу просто для вида — как украшение дома или чтобы «все было как у людей». Зато сейчас есть отличный повод стряхнуть с них пыль и попытаться открыть что-то новое в книгах, которые мы так и не смогли осилить в детстве. Многие из нас именно во взрослом возрасте открывают глубину сюжета и по-настоящему понимают, что хотел сказать автор.

А если у вас дома нет набитых книгами шкафов, всегда можно отправиться в библиотеку — благо сейчас подобные заведения становятся модными и современными. К тому же при них часто создают литературные клубы — этакие комьюнити читающих людей, где можно встретиться с единомышленниками и не чувствовать себя белой вороной.

А вы любите читать? Может быть, вы именно сейчас открываете для себя классическую литературу или считаете, что в школе отстрадали свое и с вас хватит?

Комментарии

Уведомления

Читала у одного хорошего журналиста в статье, которая заканчивалась такими ценными мыслями:
"Да, можно сейчас все закрыть, смотреть видосики в TikTok, читать Telegram-каналы с недоказанными сливами, льющимися каждый на свою мельницу. Но люди скоро снова захотят качественных текстов, захотят литературы. Бросятся искать, а ее уже нет. Потому что, если автору некуда писать, он и не пишет. А читатель, если ему нечего читать, читает мусор и беднеет умом и душой".
И вроде текст был про другое, но очень верно все подмечено.

-
-
Ответить

Очень много классических произведений просто не по возрасту впихнуты в школьную программу. Одолеть для меня даже в 10 классе Преступление и наказание было непосильной ношей, хотя я, не буду скромничать, а может и преувеличу, выделялась среди сверстников резкой "взрослостью". Войну и мир до сих пор не могу прочитать. И вообще многие произведения в 9-11 классе при всей моей любви к чтению просто не воспринимались мной.
А вот в 2020 я готовилась к пересдаче егэ по литературе и взялась за чтение классики, и многое из того, что раньше терпеть не могла, проглотила только так - стала лучше понимать

-
-
Ответить

У нас была прекраснейшая учительница литературы, поэтому очень многие читали все, что задано. Соответственно, грамотно писали. Но тяжела школьнику ноша подробного изучения романов. Отнимает время и уводит в сторону от знакомства с разнообразной мировой литературой. Роману можно посвятить вдвое меньше учебных часов для создания внятного представления о нем, тогда можно "пройти" ещё 4-х хороших авторов разных жанров. И не отвратить от классики, не "перекормить" ею.

-
-
Ответить

Есть у меня ещё одно соображение, возможно, весьма причудливое. Почему дети не проникаются любовью к стихам Пушкина и прочих гениев? Потому что все познается в сравнении, а сравнить не с чем, сразу даётся хорошее и прекрасное. Дайте детям поучить наизусть плохие стихи, неблагозвучные, чтобы прямо язык заплетался. А потом: "А вот это, детки, Пушкин! Улавливаете разницу?"
И ещё. При изучении иноязычной поэзии хотя бы одно-два четверостишия слушать, читать с транскрипцией и учить на языке оригинала. Можно хором)) Очень завлекательный и позитивный процесс.

-
-
Ответить

Я всегда очень много читала, родители выгоняли меня на улицу погулять, потому что сколько можно сидеть с книжкой. Мне даже ограничение ставили: в библиотеке брать не больше трех книжек за раз. Я перечитала кучу всего, а что понравилось не по разу и не по три. Да я и до сих пор много читаю, разве что для экономии времени перейдя на аудиокниги. Но литературу в школе не любила лютой нелюбовью. Я не понимала всех тех образов которые должна была понимать, мне было откровенно скучно, какая там красота языка, если ты прилежно водишь глазами по строчкам, но в голове не откладывается ровным счетом ничего, потому что произведение тебя не увлекает. Потому что писалось для другого времени, другим стилем, жизнь была размеренной, описания многословными, сюжет таким растянутым, что я его тогда не ощущала вовсе, а поднимавшиеся проблемы были мне непонятны от слова совсем. Ну посмотрел Болконский в небо Аустерлица, я ни черта не поняла почему это было так круто, что учительница аж заходилась от пафоса. Вообще об уроках русской литературы помню только то, что нас постоянно называли мерзопакостными и ругали, что мы не можем оценить величия. Сочинения выдавливала из себя по капле несмотря на то, что любила не только читать, но и писать, писала стихи и длиннющий роман в 18 тетрадках под названием "Белая лилия" (жалею, что в приступе перфекционизма порвала его и выбросила). Ну так вот, к сочинению предъявлялось два требования: чтобы оно повторяло линию партии, пардон, учителя и чтобы было ровно на 2,5 листа. Больше нельзя, потому что нефиг талмудами мучить преподавателя, меньше нельзя потому что ну как на такооооое произведение написать такой куцый текст. Ну, выкручивалась как могла, покупала тетрадки поуже (тогда много всяких разных появилось), чертила там конские поля и свой мелкий почерк увеличивала раза в два как минимум. В общем, никогда не разделяла ностальгии по "школьным годам чудесным"
Хотя Пушкин мне всегда очень нравился, он так залихватски писал, у него очень легкий слог и просто потрясающее чувство ритма. Еще мне в школе нравился Бальмонт из-за красивых образов и Блок с Цветаевой потому что у них в стихах была эмоция и надрыв.
Ну так вот. Когда выросла и перечитала многих авторов, то да, оценила и красоту, и глубину, и мысль и так далее, потому что больше узнала жизнь, лучше чувствовала дух времени, научилась смотреть глубже и читать между строк. Поэтому я за то, чтобы программу составлять с учётом возраста, ну и учителей направлять на то, чтобы учили детей формировать своё мнение, а не вольно пересказывать то, что написано в критике.

-
-
Ответить