AdMe
AdMe

«Я точно знаю, чего ты хочешь». Толковый текст о родителях, которые привыкли все решать за детей

10 утра, дети мои в школе. В чате классный руководитель сына спрашивает родителей: «В субботу в школе пройдет такое-то очень интересное мероприятие! Кто из детей хочет пойти?» И далее молниеносные сообщения от мам: мы хотим, и мы хотим, и мы хотим!

Я, наверное, никогда к этому не привыкну. Вот учительница. Вот перед ней класс, 25 человек. Почему не спросить у 10-летних детей, кто бы из них хотел пойти на очень интересное школьное мероприятие? А потом уже подтвердить у родителей. Но нет, сначала спрашивается у взрослых, а те уже точно знают, что они (родитель плюс ребенок) очень хотят пойти, хотя ребенок ни сном ни духом.

Я не стерпела. Написала: «А спросите, пожалуйста, Сережу. Если он захочет пойти, то запишите его». Ответом мне было: «Сережа сказал, что надо подумать». Дома мы с сыном обсудили и выяснили, что мероприятие это не очень интересное, малышковое какое-то. Решили не ходить.

Я ни фига не идеальная мать. Но я не понимаю, почему спрашивать о том, чего хочет ребенок, надо у родителей, хотя ребенок в непосредственном доступе есть.

Помните, анекдот такой есть? Дети играют во дворе, тут одного мальчика мама зовет из окна. Мальчик в ответ кричит маме: «Мам, а я замерз или устал?» — «Нет, ты хочешь кушать», — отвечает родительница.

Это на самом деле очень грустный анекдот. Это явление — «я точно знаю, чего ты хочешь (что тебе нужно)» — очень распространенное. Да, взрослые — люди с жизненным опытом, но ведь ребенка несложно спросить. Выслушать аргументы. Ну просто поинтересоваться. И это даже не гиперопека, нет. Это просто невосприятие своего ребенка как самостоятельного человека, личности.

Вот одна знакомая пишет мне: «Женя, ты не могла бы почитать рассказы моего сына? Он пишет давно, ему было бы полезно узнать мнение профессионала».

Сыну за 20, даже ребенком язык не поворачивается его назвать. Спрашиваю маму, значит, а сын-то хочет узнать чужое мнение? Она говорит, ну, я его не спрашивала, хочет, наверное, всегда же нужна писателям обратная связь. Ну, отвечаю, пусть он сам мне напишет, мы пообщаемся.

И таких обращений ко мне немало, с десяток за год наберется. Мамы просят за взрослых и самостоятельных детей, считая, что им нужно стать лучше, позаниматься, поучиться работе с текстом, узнать мнение мудрого товарища. Я всегда не против при условии, что «товарищ ребенок» напишет мне сам. Из всех написал только один.

Вспомнила еще одну историю. По просьбе приятельницы провела встречу с подростками на ее курсе профориентации. И вот сидит передо мной девочка лет 15, какая-то потухшая. Спрашиваю ее, куда пойдет учиться после школы. И она говорит: на муниципальное управление, чтобы потом пойти работать в администрацию, где работает мама, там будет хорошая пенсия потом. Я просто обалдела.

Ориентировать 15-летнего ребенка на пенсию, что может быть нелепее?! Всю сознательную жизнь работать на пенсию! Что в головах у этих людей?! И опять спрашиваю эту девочку: «А кем бы ты сама хотела быть, если без решения мамы?» И она так мечтательно мне говорит: «Я бы хотела быть ветеринаром, я животных очень люблю, люблю с ними возиться, в приюте волонтером иногда работаю». С точки зрения мамы, наверное, ветеринар — человек, живущий на ступень ниже. Но ведь какая работа! Кстати, то, что я познакомилась с девочкой именно на курсах профориентации, дает надежду. Может, мама что-то подозревает. Впрочем, по заверениям все той же моей приятельницы-профориентолога, каждый второй выпускник все равно идет учиться туда, куда отправляют его родители в соответствии со своим представлением о хорошей жизни и призвании.

Помню, когда врач-педиатр сказала мне, молодой 23-летней мамашке, что моя дочь — не часть меня, а отдельный человек и мне не принадлежит, что моя задача вырастить ее и отпустить, у меня аж слезы злости на глаза навернулись. Я была не согласна!

Но сейчас я очень согласная. Родительство — это постоянная работа, в первую очередь над собой. Постоянный баланс между «делай что хочешь» и «я точно знаю, что тебе надо делать». Между любовью и твердостью. И чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь, что чаще всего на несамостоятельность молодежи или мужчин, например, сетуют те женщины, которые крайне редко спрашивали своего сыночка, чего он на самом деле хочет. Что думает. О чем мечтает.

ADME публикует этот рассказ с разрешения автора - журналистки и писательницы Жени Борисовой.

AdMe/Авторские колонки/«Я точно знаю, чего ты хочешь». Толковый текст о родителях, которые привыкли все решать за детей
Поделиться этой статьёй
Возможно, вам понравятся эти статьи