AdMe
AdMe

10 ученых, чьи гениальные идеи поначалу всем казались каким-то бредом

Увидеть научную истину раньше других порой означает принять на себя тяжелое испытание. Многие люди готовы цепляться за устоявшиеся теории, отрицая необходимость их переоценки. Хорошо, когда они просто убеждают новатора в ошибочности его предположений. Хуже, когда общество осыпает ученых насмешками и объявляет сумасшедшими.

Мы в ADME ценим не только научный гений тех, кто отважился выступить с новаторскими идеями, но и их смелость, которая нужна, чтобы не побояться выглядеть безумцем и защищать свои убеждения. Благодаря этим бесстрашным людям мы летаем в космос, лечим холеру и цингу и отказываемся от сахара, уверовав в его вред.

Джозеф Листер

Британский врач и ученый, пионер антисептической хирургии. Он первый предположил, что микроскопические организмы вызывают послеоперационную инфекцию и приводят к худшим хирургическим результатам, и призывал мыть руки перед операцией, дезинфицировать инструменты и кожу пациента. Современники Листера высмеивали его, а один из старейших и авторитетнейших медицинских журналов The Lancet предостерегал врачей от его идей.

Джон Сноу

Английский врач XIX века Джон Сноу скептически отнесся к господствовавшей в то время теории миазмов, согласно которой такие болезни, как холера, возникали из-за «плохого воздуха». Собирал статистику, чтобы доказать, что источник заражения — загрязненная вода. Критики яро оспаривали его теорию, зато спустя 30 лет о ней заговорили как о базовой истине в лечении эпидемиологических заболеваний.

Игнац Филипп Земмельвейс

Венгерский доктор Игнац Земмельвейс обнаружил, что уровень смертности в родильных домах, где трудятся акушерки, ниже, чем в тех, где роды принимают врачи. Пришел к выводу, что это из-за того, что врачи также проводят вскрытия, а акушерки — нет. Призывал докторов мыть руки специальным раствором, но был высмеян оскорбленными коллегами, которые считали, что «руки джентльмена чисты от природы», доведен до нервного срыва и отправлен в психиатрическую лечебницу, где и умер. Позже вошел в историю как «спаситель матерей».

Барри Маршалл

Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине говорил о том времени, когда его теорию не высмеивал только ленивый: «Все были против меня, но я знал, что я прав». Чтобы доказать свою теорию и не имея возможности провести исследования на лабораторных мышах, Барри поставил эксперимент на себе и убедил всех, что, вопреки многолетней уверенности медиков, жирная и острая пища не является причиной язвы желудка. Виновата бактерия.

Барбара Мак-Клинток

Барбара получила Нобелевскую премию по физиологии и медицине с формулировкой «За открытие мобильных генетических элементов». А ведь когда-то ее заявление о существовании «прыгающих» генов, произвольно меняющих свое положение на хромосомах, — транспозонов — казалось научной общественности ересью. Как замечала сама Барбара: «Они думали, что я сошла с ума, абсолютно чокнутая».

Джон Юдкин

Диетолог, автор книги «Чистый, белый и смертоносный» еще в середине прошлого века догадался о вреде сахара и утверждал, что, вопреки распространенному мнению, к ожирению, диабету и сердечно-сосудистым болезням скорее ведет употребление его, а не жиров. Эти предупреждения не принимали всерьез, карьера профессора была разрушена коллегами, и лишь после смерти Юдкина аргументы были услышаны, а теория нашла подтверждение.

Роберт Х. Годдард

Работу человека, положившего начало космической эре, высмеивали не только ученые, но и ушлые журналисты. Так, The New York Times разразилась целой статьей, в которой подтрунивали над предположением ученого о том, что ракеты могут летать в космосе. Спустя почти полвека, после запуска «Аполлон-11», в той же газете была опубликована заметка, в которой редакция сообщила, что «сожалеет о своей ошибке».

Джеймс Линд

Во времена доктора Линда от цинги погибало больше английских матросов, чем в противостоянии с испанским и французским флотом. Врачи считали, что болезнь вызвана «гниением» организма и ее следует лечить привычными для того времени омолаживающими средствами — суслом и медным купоросом. Линд в ходе контролируемого исследования показал, что цинга вызывается недостатком витамина С. Медицинский истеблишмент счел доказательства анекдотическими.

Уильям Харви

Представляя общественному вниманию свою теорию кровообращения, доктор Гарвей ожидал, что будет подвержен осмеянию. Однако, как он сам писал, надеялся на то, что любовь к истине и искренность присущи и другим образованным умам. Потребовалось около 20 лет, чтобы научное общество перестало считать, что кровь вырабатывается печенью из еды и движется по венам к органам, где и рассасывается.

Георг Кантор

Немецкий математик, создатель теории множеств, подвергся за нее резкой критике. Его называли научным шарлатаном, а теорию — пагубной и смехотворной. От отчаяния ученый впал в депрессию. Почти 40 лет спустя Лондонское Королевское общество наградило Кантора медалью Сильвестра — высшей наградой, присуждаемой за математические исследования, а Давид Гильберт, один из самых влиятельных математиков XIX–XX вв., сказал: «Никто не изгонит нас из рая, созданного Кантором».

А на вас какой пример идеи, изначально казавшейся безумной, а потом оказавшейся истинной, произвел самое большое впечатление?

Фото на превью Binarysequence / Wikimedia Commons
AdMe/Наука/10 ученых, чьи гениальные идеи поначалу всем казались каким-то бредом
Поделиться этой статьёй