AdMe
AdMe

Стокгольмский синдром: что такое синдром заложника

Стокгольмским синдромом называют психологическую защитную реакцию. У человека с таким синдромом развиваются положительные ассоциации со своими похитителями или обидчиками. Стоит заметить, что наука называет это состояние «оспариваемой болезнью».

Мы в ADME считаем, что лишних знаний не бывает, и поэтому рассказываем о том, что такое стокгольмский синдром, и приводим примеры. Мы не можем давать рекомендации, как выйти из этого состояния, но хотели бы поговорить о путях решения проблемы.

Точка отсчета: 6 дней, которые взбудоражили мир

В августе 1973 года освобожденный условно-досрочно Ян-Эрик Ульссон решил ограбить одно из отделений стокгольмского банка Kreditbanken. Спланированная им акция дала сбой, и в результате Ульссон угрозами заставил 4 банковских сотрудников спуститься с ним в хранилище, где и заперся. Вскоре ему удалось выторговать у полиции своего приятеля, Кларка Улофссона, отбывавшего срок в тюрьме, и преступников стало двое.

В течение 5 суток между ними и полицией шли переговоры, за освобождение людей грабители требовали крупную сумму денег и возможность покинуть страну на скоростном автомобиле. Спустя почти неделю полиция решилась на штурм, применила слезоточивый газ, все сотрудники были спасены, а бандиты арестованы.

Сочувствие вместо обвинений

Почему же мир до сих пор не может забыть это происшествие? Дело в том, что, к удивлению общественности, люди, просидевшие бок о бок с преступниками в тесном банковском хранилище, заявили, что не держат на них зла, не готовы давать против них показания, и даже начали собирать деньги на адвоката для преступников.

Иррациональная привязанность пострадавших к тем, кто лишил их свободы, поставила общественность в тупик. Все видели, как в дверях хранилища люди, вместо того чтобы шарахаться от своих обидчиков, обняли их, поцеловали и пожали руки. Сами пленники тоже были в замешательстве. На следующий день после освобождения одна из них задала вопрос доктору: «Что со мной не так? Почему я их не ненавижу?» Отвечая на этот вопрос, психиатр Нильс Бейерут и начал изучать, что же это за странная реакция на произошедшее, которой позже дали название «стокгольмский синдром».

Что подразумевают под стокгольмским синдромом сегодня

В наше время, когда мы слышим «стокгольмский синдром», всем понятно, что речь идет о симпатии, возникающей у пленников или жертв абьюза в результате травматического опыта. Стокгольмский синдром неправильно будет назвать заболеванием или психическим расстройством, корректнее будет говорить о нем как о бессознательной защитной стратегии, позволяющей психике справиться с чрезмерным стрессом в столь невыносимой ситуации, своеобразном механизме выживания.

И срабатывает он не только в экстремальных ситуациях, но и в обыденной жизни. Мы можем говорить о бытовом стокгольмском синдроме в дружеских, любовных или семейных отношениях.

  • Я прошла через это со своим бывшим. Я знала, что все, что он делал, было неправильно, и ненавидела его за это, но делала все, что в моих силах, защищая его. Я любила его «хорошую сторону» и оставалась с ним. © asrevia19 / Reddit
  • У меня такое было с отцом. Его «хорошая версия» долгое время была для меня единственной. У меня было множество подавленных воспоминаний о его гадких поступках. Моя мама и сестра ссорились из-за этого, типа: «Почему она не видит, какой он плохой?» © canadasbananas / Reddit

Корпоративный стокгольмский синдром проявляется в рабочих отношениях. К примеру, все мы хотя бы понаслышке знаем ситуации, когда начальник орет и унижает подчиненных, но кто-то из них говорит: «Он просто устает, у него такая нагрузка, он отличный профессионал и вообще хороший человек».

Как возникает стокгольмский синдром и чем он опасен

Стокгольмский синдром в быту возникает не просто на фоне жесткого обращения, но и из-за невозможности выйти из токсичных отношений, существенной разнице в силе и возможностях сторон, обстоятельствах, препятствующих прекращению травмирующей ситуации. При этом обидчик становится источником не только страданий, но и неких «плюшек». Так, к примеру, на рабочем месте после волны нападок и критики от начальника следует похвала, которая после всего негатива кажется манной небесной.

Опасность стокгольмского синдрома заключается в том, что люди, попавшие в такую ситуацию, состоящие в таких отношениях, готовы идти против своих интересов, отталкивать и всячески затруднять помощь со стороны. Кристин Энмарк, проведя более 130 часов в хранилище банка бок о бок с преступниками, кричала полиции, требующей у негодяев отпустить сотрудников банка и после этого сдаться самим: «Нет, Ян и Кларк пойдут первыми». Таким образом она хотела обезопасить их, но не себя. Жертва абьюза в семье будет считать подруг, готовых помочь с разводом, врагами и отказываться от любой поддержки.

  • Когда к моей сестре пришла подруга, которая предложила ей пожить в своей квартире, устроить ее на работу, помочь деньгами — сделать все для того, чтобы она ушла от мужа-охламона, который вопил чайкой и требовал письменного отчета за каждый шаг, за 5 минут опоздания, та ответила: «Змея, ты хочешь сама выйти за него замуж!» Она считала, что такого заботливого мужчину еще поискать надо. «Ревнует — значит любит, ревнует как ненормальный — значит любит очень сильно, а кто же не мечтает о такой любовище?» — такая логика.

Как лечить стокгольмский синдром

Некорректно говорить о лечении стокгольмского синдрома, ведь это механизм выживания. То, что чувствует человек, переживший такую травму, нельзя назвать расстройством или болезнью, как мы уже писали выше. Это способ справиться с произошедшим. Но это не значит, что пострадавшим не нужна терапия, ведь такая реакция бывает лишь на травмирующие события или отношения. Покалеченную психику необходимо восстанавливать и у психотерапевтов, для этого существует множество традиционных методик, которые они подбирают индивидуально для каждого.

Когда мы ищем ответ на вопрос, как лечить бытовой стокгольмский синдром, вероятнее всего, мы хотим узнать, как помочь кому-то в такой ситуации, раскрыть глаза на отношения. И вот что рекомендуют врачи:

  • Не давайте советов. Если вы диктуете, что делать, вы также становитесь человеком, не дающим принимать собственные решения, навязывающим свою волю.
  • Не выставляйте обидчика злодеем. Это приведет к тому, что в силу работающего механизма выживания, от которого человек не готов отказаться, так как не чувствует себя в безопасности, он начнет защищать абьюзера и может оттолкнуть вас, но не изменит отношение к обидчику.
  • Задавайте вопросы. Говорите с человеком о его чувствах, спрашиваете о его видении ситуации, помогите обрабатывать негативный опыт, демонстрируя заботу и приятие. Не осуждайте, а размышляйте.
  • Говорите о психологии. Рассказывая чужие истории и давая им оценку с точки зрения психологов, вы можете дать человеку необходимые знания, которые позволят ему самостоятельно переосмыслить происходящее. Говоря о стокгольмском синдроме вообще, можно подтолкнуть человека к нужным выводам.
  • Демонстрируйте готовность прийти на помощь в практических вопросах. Обидчик в таких отношениях всегда старается максимально изолировать жертву, заставить ее зависеть от него. Уверенность в том, что вам не дадут пропасть, помогает принимать правильные решения.

А какие советы дали бы вы тем, кто хочет помочь людям с бытовым или корпоративным стокгольмским синдромом?

AdMe/Психология/Стокгольмский синдром: что такое синдром заложника
Поделиться этой статьёй
Возможно, вам понравятся эти статьи